?

Log in

No account? Create an account
  Я очень люблю путешествовать. Когда-то один мой близкий друг раскрыл для меня смысл, возможность и неисчерпаемый интерес к новым местам. И теперь, где бы я ни оказалась, стремлюсь как можно больше узнать и открыть новые интересные точки соприкосновения с историей, культурой, жизнью, временем. Что дает мне этот опыт? Помимо знаний и открытий, это знакомства с интересными людьми, понимание и осмысление каких-то исторических моментов, но не таких больших – в общем историческом потоке, - а маленьких, частных, не очень заметных, о которых в учебниках не пишут.

  В Туле я бывала в далеком детстве, тогда по пути на юг, мы иногда останавливались у знакомых. Тульская область открылась для меня впервые усадьбой Тургенева Спасское-Лютовиново (и здесь я вношу правку, поскольку перемешались детские впечатления и забылось, что это в соседней, Орловской области :))), стеллой, посвященной Куликовской битве (но до поля так до сих пор и не удалось доехать), а также самым известным местом – Ясной Поляной. Сохранились какие-то обрывки воспоминаний: грустный парк, какие-то витрины с книгами и тетрадями великого русского гения и нафталиновый запах музея.
Поэтому в этот раз моя полуделовая поездка должна была завершиться культурной программой, что и было намечено.

  Какая самая первая ассоциация возникает у вас, когда вы слышите что-то о городе Тула? У меня сразу Лесков «Левша», тульские мастера, оружейный завод. Кстати, тульский пряник всплывает в голове только при виде одноименных палаток и магазинов.))) Но город Тула оказался куда богаче стереотипных представлений о нем. Во-первых, в Туле очень красивый кремль, он выстроен также из красного кирпича, как и московский. В городе очень много храмов постройки 18-19 веков, какие-то из них действуют, какие-то на реставрации. И вот благодаря одному из самых больших и красивых тульских храмов, мне удалось попасть в уникальный музей. Для меня это было очень важное открытие.

  В день 12 июля – праздник апостолов Петра и Павла, - мы направились в храм святителя Николая Чудотворца. Храм был построен в 30-е годы 18 столетия Акинфом Никитичем Демидовым, сыном знаменитого кузнеца Никиты Демидова, который был любим Петром I за усердие, трудолюбие и предприимчивость и которому было жаловано потомственное дворянство.
  Называется храм - Николо-Зарецкий, видимо потому, что находился он за рекой Упой. Представляет собой необычную постройку: огромный, прямоугольной формы, сильно удлиненный, двухэтажный. По архитектурной композиции он, скорее, ближе к дворцовому стилю. Внешнее убранство храма – это скромное барокко 18 века – с четкими линиями и строгими декоративными псевдоколоннами. Очень эффектно и необычно, даже нетрадиционно, смотрится купол: четырехугольный, увенчанный нарядным фонарем с живописной главкой купол. В храме несколько престолов: во имя святителя Николая Чудотворца, апостола Андрея Первозванного и в честь Рождества Христова. К началу XX века в храме появился ещё один придел, посвященный святому Тихону Калужскому.

  При храме был задуман склеп-усыпальница семьи Демидовых. Сейчас вход туда закрыт. Но именно любопытство и желание заглянуть в склеп, привело меня в маленькое скромное место – музей Демидовых. Это небольшой деревянный домик, практически вплотную прилегающий к храму, смотрится очень скромно. Внутри всего одна комната для посещения, и еще маленькая выставка у кассы музея. Хотя экспозиция музея небольшая, но информации о семье и потомках исчерпывающая.
 
Можно было заказать экскурсию, но желающих, да и вообще посетителей, не было. Как только я зашла в комнату-экспозицию, меня встретила милая старушка – дама преклонных лет, весьма учтивая, интеллигентная, чем-то напоминающая нашу Ирину Антонову из Пушкинского музея. Она сразу сказала мне: «Если будут вопросы – задавайте! Наш музей – уникальный, такого вы нигде не встретите!» Вопросы задавать было неловко, но я все же решилась, и это было то, что нужно! Бабушка-смотрительница знает все и вся про Демидовых! Со всеми подробностями она отвечала на мои вопросы. О каждом из династии Демидовых она может рассказать подробно – где родился, где жил, что любил, кого любил, чем болел и как умер. Она ответила на все мои вопросы, разрешила взять все имеющиеся буклеты и брошюры.

  И вот в этом маленьком музее сошлись две поездки: в Рим, в 2014 году, и в Тулу, в 2016. Дело в том, что когда мы путешествовали в Рим и Флоренцию, я обратила внимание, как много упоминаний имени Демидовых во Флоренции. И вот теперь круг замкнулся, все прояснилось.  Я помнила, что на набережной реки Арно есть площадь Демидовых, на которой возвышается  исполненный скульптором Лоренцо Бартолини большой мраморный памятник Николаю Никитичу Демидову, русскому посланнику при Тосканском дворе. Оказалось, что этот памятник – благодарность флорентийского народа за основанный там Демидовым детский приют и и школу.

Выяснилось, что граф Николай Демидов почти всю свою жизнь провел во Флоренции, основав таким образом европейскую ветвь династии Демидовых. Однако жизнь в Италии не помешала графу развести виноградники, тутовые и оливковые деревья в Крыму. Еще он очень много и постоянно жертвовал бедным, инвалидам, и даже основал «Дом Трудолюбия». Николай Демидов любил произведения искусства и собрал богатейшую картинную галерею.

Его сын, Анатолий Николаевич, также как и отец, практически всю свою жизнь провел в Италии и совсем там обосновался. Он приобрел маленькое княжество Сан-Донато (это в полутора киолметрах к северо-востоку от Флоренции), отстроил там роскошную виллу, расписанную фресками, заполненную катринами и статуями. И уже совсем почувствовав себя европейским человеком, присоединил к своей фамилии княжеский титул Сан-Донато. Этого ему показалось недостаточно, и он женился на родной племяннице Наполеона I – Матильде, книгине де Монфор. Только осталось непонятным, то ли граф женился на Матильде, потому что он уже был фанатом Наполеона, то ли после женитьбы его так поразил образ Наполеона – это неизвестно, однако это странное увлечение (для русского человека!) заврешилось покупкой летней резиденции «Сан-Мартино» на острове Эльба и основанием там музея Наполеона Бонапарта.

Это был настоящий мемориал, с подлинными наполеоновскими реликвиями, личными вещами императора и всем, что относилось к жизни и времени Наполеона I. Найти сейчас этот музей на Эльбе не удастся, к сожалению, комплекс закрыт для посещения.
Если вернуться к Матильде, истории отношений с Антолием Демидовым, то здесь сверкали корсиканские молнии и свистели русские хлысты. Анатолий и Матильда не то чтобы не сошлись характерами, они были совсем не совместимы по жизни. И привязанности у них были разные: Матильда изменяла, граф воспитывал ее по инструкциям Домостороя – бил нащадно. Но Матильда, как истинная корсиканка, взяла самое лучшее в этом странном браке. Она добилась развода у императора Николая I, своего родственника, который установил ежегодную пожизненную выпалату Матильде в размере 2000 франков. И семья платила ежегодно эту сумму своенравной корсиканке до конца ее дней, до 1904 года.
После развода граф жил в своей вилле Сан-Донато, которую он украсил полотнами Декана, Делароша, Делакруа, Айвазовского, Гране, Бонигтона, а также уральским малахитом. Такай красоты в те времена не было нигде, поэтому не только со всей Италии, но со всей Европы приезжали специально посмотреть на малахитовое чудо Демидова.
         В то же время Анатолий Демидов заказывает Карлу Брюллову знаменитый «Последний день Помпеи». Брюллова граф любил и во всем ему покровительствовал.
После смерти бездетного Анатолия Николаевича Демидова вилла Сан-Донато вместе с титулом переходит к его племяннику Павлу Павловичу Демидову. Молодой князь занялся переустройством виллы, насадил сады и с головой ушел в цветоводство. У  Павла Демидова была самая богатая коллекция растений, цветов и деревьев, он неоднократно принимал участие в ботанических конкурсах, где занимал призовые места. Его оранжерейная коллекция растений считалась самой богатой и красивейшей.
В 1871 году Павел Демидов выкупает бывшие земли Медичи и виллу Пратолино, в 18 км от Флоренции. Неизвестно, почему молодой князь невзлюбил прекрасную виллу, но в 1880 году вилла Сан-Донато уходит с молотка. К сожалению, дальнейшая судьба виллы печальна: во время Второй мировой войны она была сильно разрушена, а оранжереи были уничтожены.

  После приобретения Пратолино, все внимание Демидовых сконцентрировано здесь. Практически вся вилла была отреставрирована, были проложены аллеи в парке, восстанавлены водоемы и скульптуры, самая эффектная из которых — огромный «Аппенино» работы Джованни да Болонья 1580 года. После окончания всех работ, сюда была привезена часть коллекции с виллы Сан-Донато. Пратолино превращается в парадную княжескую резиденцию, где особенно великолепно убранство Большого салона, заполненного картинами и статуями.
После смерти Павла Демидова вилла перешла к его жене, а затем к его дочери – Марии Павловне Демидовой (по мужу Абамелек-Лазаревой). К концу своей жизни Мария оказалась одной из самых богатых русских женщин в Италии: ей принадлежала вилла Пратолино, а также вилла Абамелек в Риме – один из самых живописных уголков Рима. Эти два наследства русских князей постигла разная участь.

  Вилла Абамелек, так удачно расположенная за холмом Джаниколо, рядом со знаменитой виллой XVI века Дория Памфили, составляет 33,8 гектара. Князь Абамелек –Лазарев привез на виллу свою богатейшую коллекцию: картины, гобелены, античные мозаики, античный мрамор. Благодаря хорошо спланированному архитектурно-праковому дизайну, князю удалось создать роскошный парк с фонтанами, амфорами, скульптурами.
Видимо, после смерти своего супруга, Мария Павловна здесь совсем не проживала, и в 1944 году была занята по ордеру военных властей под клуб советских военнослужащих и резиденцию советского посла в Италии. И поскольку вдова здесь не жила, не использовала постройки, в мае 1946 года вилла была конфискована для общественной пользы, а в 1947 году окончательно передана в собственность Советского Союза. Сейчас на вилле располагается российское посольство, резиденция посла, а также архитектурный ансамбль храма святой великомученицы Екатерины.

  А вот участь виллы Пратолино печальна. Мария Павловна всю свою жизнь прожила в Пратолино. Она бережно относилась и старалась сохранить великолепие итальянской усадьбы. На вилле был постоянный уход за парком, реставрировались статуи, старые постройки, лестницы. Также княгиня продолжила традицию благотворительности семьи Демидовых: под Флоренцией ею был учрежеден Национальный дом инвалидов войны, местной больнице она подарила акведук (он принадлежал ей, наследство Медичи), помогала русским беженцам. Во время Второй мировой войны Мария Павловна помогала местным жителям. Все ее поля и свободные земли были засеяны пшеницей. Когда вилла была занята фашистами, Мария Павловна со слугами была выселена в хозяйственную постройку. Но и это не сломило княгиню: она продолжала раздавать одежду крестьянам, продавала фамильные драгоценности, помогая местным жителям и всем, кто в этом нуждался.

  Незадолго до смерти Мария Павловна передала виллу в наследство своему племяннику – сербскому князю Павлу Карагеоргиевичу. До сих пор непонятно, как такое решение было принято, но князь выставил виллу Пратолино на аукцион «Сотби». Все демидовское наследие – предметы антиквариата, художественные ценности, - все ушло с молотка. Продав все, князь навсегда уехал из Италии. Есть версия, что на аукционе был продан самый знаменитый алмаз «Санси», который считали самым большим в Европе, украшавшим когда-то короля Карла Смелого в XV веке.
Сейчас вилла Пратолино принадлежит Флорентийской администрации, здесь находится общественный парк-музей с концертно-выставочной деятельностью. 

  Вот такая удивительная история, начавшаяся еще в Италии, закончилась здесь, в Туле.

Но это, конечно, лишь маленькая часть истории семьи Демидовых. Эта династия прославилась не только гениальными предпринимателями-горнозаводчиками, но здесь были и известные коммерсанты, искусные дипломаты, юристы, военные, ученые-натуралисты, писатели и музыканты, путешественники. Но это уже другие истории.

19 ОКТЯБРЯ

 

Роняет лес багряный свой убор,
Сребрит мороз увянувшее поле,
Проглянет день как будто поневоле
И скроется за край окружных гор.
Пылай, камин, в моей пустынной келье;
А ты, вино, осенней стужи друг,
Пролей мне в грудь отрадное похмелье,
Минутное забвенье горьких мук.

Печален я: со мною друга нет,
С кем долгую запил бы я разлуку,
Кому бы мог пожать от сердца руку
И пожелать веселых много лет.
Я пью один; вотще воображенье
Вокруг меня товарищей зовет;
Знакомое не слышно приближенье,
И милого душа моя не ждет.

Я пью один, и на брегах Невы
Меня друзья сегодня именуют...
Но многие ль и там из вас пируют?
Еще кого не досчитались вы?
Кто изменил пленительной привычке?
Кого от вас увлек холодный свет?
Чей глас умолк на братской перекличке?
Кто не пришел? Кого меж вами нет?

Он не пришел, кудрявый наш певец,

С огнем в очах, с гитарой сладкогласной:
Под миртами Италии прекрасной
Он тихо спит, и дружеский резец
Не начертал над русскою могилой
Слов несколько на языке родном,
Чтоб некогда нашел привет унылый
Сын севера, бродя в краю чужом.

Сидишь ли ты в кругу своих друзей,
Чужих небес любовник беспокойный
Иль снова ты проходишь тропик знойный
И вечный лед полунощных морей?
Счастливый путь!.. С лицейского порога
Ты на корабль перешагнул шутя,
И с той поры в морях твоя дорога,
О волн и бурь любимое дитя!

Ты сохранил в блуждающей судьбе
Прекрасных лет первоначальны нравы:
Лицейский шум, лицейские забавы
Средь бурных волн мечталися тебе;
Ты простирал из-за моря нам руку,
Ты нас одних в младой душе носил
И повторял: «На долгую разлуку
Нас тайный рок, быть может, осудил!»

Друзья мои, прекрасен наш союз!
Он как душа неразделим и вечен —
Неколебим, свободен и беспечен
Срастался он под сенью дружных муз.
Куда бы нас ни бросила судьбина,
И счастие куда б ни повело,
Всё те же мы: нам целый мир чужбина;
Отечество нам Царское Село.

Из края в край преследуем грозой,
Запутанный в сетях судьбы суровой,
Я с трепетом на лоно дружбы новой,
Устав, приник ласкающей главой...
С мольбой моей печальной и мятежной,
С доверчивой надеждой первых лет,
Друзьям иным душой предался нежной;
Но горек был небратский их привет.

И ныне здесь, в забытой сей глуши,
В обители пустынных вьюг и хлада,
Мне сладкая готовилась отрада:
Троих из вас, друзей моей души,
Здесь обнял я. Поэта дом опальный,
О, Пущин мой, ты первый посетил;
Ты усладил изгнанья день печальный,
Ты в день его лицея превратил.

Ты, Горчаков, счастливец с первых дней,
Хвала тебе — фортуны блеск холодный
Не изменил души твоей свободной:
Все тот же ты для чести и друзей.
Нам разный путь судьбой назначен строгой;
Ступая в жизнь, мы быстро разошлись:
Но невзначай проселочной дорогой
Мы встретились и братски обнялись.

Когда постиг меня судьбины гнев,
Для всех чужой, как сирота бездомный,
Под бурею главой поник я томной
И ждал тебя, вещун пермесских дев,
И ты пришел, сын лени вдохновенный,
О Дельвиг мой
: твой голос пробудил
Сердечный жар, так долго усыпленный,
И бодро я судьбу благословил.

С младенчества дух песен в нас горел,
И дивное волненье мы познали;
С младенчества две музы к нам летали,
И сладок был их лаской наш удел:
Но я любил уже рукоплесканья,
Ты, гордый, пел для муз и для души;
Свой дар как жизнь я тратил без вниманья,
Ты гений свой воспитывал в тиши.

Служенье муз не терпит суеты;
Прекрасное должно быть величаво:
Но юность нам советует лукаво,
И шумные нас радуют мечты...
Опомнимся — но поздно! и уныло
Глядим назад, следов не видя там.
Скажи Вильгельм, не то ль и с нами было,
Мой брат родной по музе, по судьбам?

Пора, пора! душевных наших мук
Не стоит мир; оставим заблужденья!
Сокроем жизнь под сень уединенья!
Я жду тебя, мой запоздалый друг —
Приди; огнем волшебного рассказа
Сердечные преданья оживи;
Поговорим о бурных днях Кавказа,
О Шиллере, о славе, о любви.

Пора и мне... пируйте, о друзья!
Предчувствую отрадное свиданье;
Запомните ж поэта предсказанье:
Промчится год, и с вами снова я,
Исполнится завет моих мечтаний;
Промчится год, и я явлюся к вам!
О сколько слез и сколько восклицаний,
И сколько чаш, подъятых к небесам!

И первую полней, друзья, полней!
И всю до дна в честь нашего союза!
Благослови, ликующая муза,
Благослови: да здравствует лицей!
Наставникам, хранившим юность нашу,
Всем честию, и мертвым и живым,
К устам подъяв признательную чашу,
Не помня зла, за благо воздадим.

Полней, полней! и, сердцем возгоря,
Опять до дна, до капли выпивайте!
Но за кого? о други, угадайте...
Ура, наш царь! так! выпьем за царя.
Он человек! им властвует мгновенье.
Он раб молвы, сомнений и страстей;
Простим ему неправое гоненье:
Он взял Париж, он основал лицей.

Пируйте же, пока еще мы тут!
Увы, наш круг час от часу редеет;
Кто в гробе спит, кто, дальный, сиротеет;
Судьба глядит, мы вянем; дни бегут;
Невидимо склоняясь и хладея,
Мы близимся к началу своему...
Кому <ж> из нас под старость день лицея
Торжествовать придется одному?

Несчастный друг! средь новых поколений
Докучный гость и лишний, и чужой,
Он вспомнит нас и дни соединений,
Закрыв глаза дрожащею рукой...
Пускай же он с отрадой хоть печальной
Тогда сей день за чашей проведет,
Как ныне я, затворник ваш опальный,
Его провел без горя и забот.

Очень хочется успевать все запланированное...
но получается только 65%
[info]melamory_me - утверждает, что научит расширять не только пространство, но и время)))

жара в офисе

я вот там, последний ряд...

К сожалению, они правы

Сегодня попались мне две статьи-размышления.
Утром я прочла вот эту: http://community.livejournal.com/dewarist/148923.html

а вечером вот эту: http://vz.ru/columns/2010/7/23/420191.html

А теперь подумайте, как они пересекаются! и все это правда!

ПОМОГИТЕ ВСПОМНИТЬ


Друзья, мне нужна ваша помощь. Срочно ищу/вспоминаю юмористические названия рассказов, книг – из нашей и зарубежной классики. Очень нужно для одного важного проекта!

Называйте, пожалуйста, не только авторов, но и рассказы. Огромное спасибо!


"Пилат и другие" Анджей Вайда, 1971
"Мастер и Маргарита" Александр Петрович, 1972
"Мастер и Маргарита", 7 серий для тв, Мачек Войтышко, 1988
«Мастер и Маргарита» Юрия Кары, 1994. в прокат не вышел, но я видела отрывки, и помню интервью с режиссером
"Мастер и Маргарита", наш сериал на 10 серий, 2004
 
Вчера меня окружали только волшебники и феи!
и занете, они дарили мне мечту за мечтой, целый день!
Вот так!
Я желаю каждому такое испытать! :)

20 мая, поздравительное

День начался как-то странно, с ярко выраженными в нем белыми и черными полосами. Ну, в общем, как в жизни )))
Read more...Collapse )